Начальная страница
Части книги:
Часть I.
Часть II.
>Часть III.
Часть IV.
Часть V.


Главы:
1. Язык о церкви и церковь о себе
2. Павел
3. От первоапостолов до современности
4. Каковы мы, такова и церковь
Предыдущая страница Следующая страница

ЧТО ОСТАЛОСЬ ОТ ФРАЗЫ «ТЫ ПЕТР, И НА КАМНЕ СЕМ СОЗИЖДУ ЦЕРКОВЬ МОЮ, И ВРАТА АДА НЕ ОДОЛЕЮТ ЕЕ»? Во второй части фразы не оказалось ни капли правды. Нет ее и в первой части: не на Петровом, а на Павловом «камне» построена современная церковь.

Но христианская религия в течение двух тысячелетий остается притягательной для миллионов людей, потому что личность безусловно любящего всех без исключения Иисуса и крохи Его учения о милосердном Создателе, о вечной жизни для всех и без всяких условий, пусть и накрытые колпаком ограниченности, пусть искаженные, будят нашу в буквальном смысле слова генетическую память о правде нашего происхождения. Потому что в церкви не благодаря, а вопреки ее мертвящим догматическим рамкам возросли великие духом любви святые, которые редко бывали в почете у церковных иерархов. Потому что и сейчас есть в церкви священники, которые светятся Иисусовым светом любви ко всем и всему. На них, живыми сердцами, держится громоздкий механизм сердечного окаменения церковной иерархии. Так было всегда на протяжении всей истории церкви. Говорят, некоторые святые, имеющие сверхъестественные способности, сами, без влияния на них церкви, просили Бога забрать все дары и дать только один — способность любить самим.

В учении церкви мы наблюдаем трансформацию образа Иисуса. В Евангелиях Он — до неприличия не величественный, скромнейший из скромных, самый любящий из всех любящих, равный с презираемыми, отвергающий земную роскошь и земную славу.

— c. 379 —

В Апокалипсисе Иоанна Богослова Он семирогое и семиглазое безжалостное чудовище с языком — орудием убийства.

Церковный Иисус торжествует в своей личной славе над человечеством (против Его слов «не принимаю славы от человеков»), упивается сладчайшими комплиментами (в этом плане особенно ярок «Акафист Иисусу Сладчайшему»), одобряет крестовые войны, инквизицию, антисемитизм, черносотенные погромы, женоненавистничество, обитает в роскошных храмах, обожает поклонение, собирает из подаяний верующих неисчислимые богатства, благословляет оружие массового уничтожения... Если, конечно, поверить, что Иисус действительно глава церкви.

Что сказал бы настоящий, живой Иисус, если бы Он, запыленный, смертельно уставший от деяний любви, без запасной одежды и обуви, без посоха, без сумы, без золота, серебра и меди, вошел в раззолоченный храм имени себя? Если бы увидел, что Он распинается в храме имени себя третье тысячелетие (Пилат был милосерднее: у него Иисус висел на кресте не более трех-шести часов) и прослушал у распятия своего имени акафист во имя свое? Что бы Он сказал, увидев, что Его сделали Богом и взывают не к Отцу Небесному, как Он учил, а воздают божеские почести Ему, Его Матери, изображениям десяти тысяч умерших мужчин и женщин и их мощам (трупам)? Что бы Он сказал, увидев при храмах автосервисы, церковные магазины, мощную телевизионную рекламу и продающуюся молитву свою, запечатленную не в сердце, а на золоте, и произносимую не в комнате своей?

— c. 380 —

Яндекс.Метрика