Начальная страница
Части книги:
Часть I.
Часть II.
>Часть III.
Часть IV.
Часть V.


Главы:
1. Язык о церкви и церковь о себе
2. Павел
3. От первоапостолов до современности
4. Каковы мы, такова и церковь
Предыдущая страница Следующая страница

С нею все согласны, ею все покорены, ей все отдают дань восхищения. Пред нею все преклоняют колена, ею все возрождаются.

Взаимная (совершенная) любовь — правда и счастье всех без исключения.

Самому холодному сердцу приятна искренняя ласка любви. Даже если понимание, что рядом была любовь, приходит поздно, царица всех чувств протянет руку из прошлого, из мира горнего, и изменит сердце, оставит воспоминания, стереть которые никто и ничто не в силах. И мы, оглянувшись на прожитые дни и годы, удивимся: оказывается, больше и помнить-то нечего.

Страх перед Создателем — это на самом деле страх перед главами конфессий и их последователями, которые жестоко карают инакомыслящих. Они карают, а не Бог. Не Бог жег еретиков на кострах и не Бог предавал их анафеме. Тайные ученики Иисуса боялись не Создателя, а того, что священники отлучат их от синагоги и сделают их изгоями «общества Господня». Нагнетание страха — мощное орудие власти священнослужителей всех времен над людьми. Гуманизируется общество — следом гуманизируется церковь. Крайне редко бывало так, чтобы церковь выступила инициатором смягчения зверских нравов, а только под давлением общества, чтобы не потерять паству. Церковь приспосабливается к массе верующих, поэтому она — наше духовное зеркало.

Каковы мы, такова и церковь.

Торжество учения Иисуса станет крахом учения церкви.

Иисус в боговедении опередил современных ученых. Учение церкви увязло в преданиях древних, которые сейчас повисли на ней тяжким грузом.

— c. 439 —

Иисус — не сверхъестественное исключение. Такие, как Иисус, — норма высокоразвитого человеческого общества. Иисус — идущий впереди нас. Он показал нам дорогу — как поклоняться друг другу, а значит, и Создателю в Духе Любви и в Истине Любви.

Михаил Задорнов в путевых заметках о своем восхождении в качестве туриста на гору Синай сказал: «И таким глупым казалось отсюда, сверху, думать о том, что кто-то там, внизу, спорит. И там идут споры, чья конфессия правильнее, чья обрядовость точнее, с какой стороны надо откусывать какой хлеб. Все это имело значение только там, внизу, в городах. Потому что это был спор за паству, а не за веру, то есть за те деньги, которые принесут в церковь. С той ночи, которую я провел на горе Моисея, когда я слышу подобные споры, я думаю, сколько вокруг меня было людей со всего мира, сколько языков и костюмов. Как это было красиво! Так и религии. Они должны быть разными на земле, удобными для своих народов и обряженными в разные одежды. Как цветы на поле! Согласитесь, скучно подумать, что целое поле может состоять из одних цветов, пускай это даже будут розы. Смотреться такое поле будет вызывающе скучно».

Пусть люди идут в ту церковь, в которую им хочется. Или в мечеть, или в ашрам, и не боятся возмездия Божиего. Запреты никого еще не исправили. Пусть читают все, что им хочется, узнают мнения разных людей и делают свои выводы. Пусть делают новые выборы, переходят в другую веру или вовсе обходятся без религий — это естественно: ведь взрослым, как и детям, любопытно познавать мир с разных сторон.

— c. 440 —

Яндекс.Метрика